Дайвинг, "Цесаревич Алексей".

Приводим рассказ человека, которому довелось спускаться на глубины до 54 метров в месте, где затонул легендарный "Цесаревич Алексей".

Хочется обратить внимание на очень серьезную подготовку участников к глубоководному дайвингу.

Уверен, что каждый увлеченный дайвингом человек мечтает не только получить удовольствие от нахождения под водой в тишине и одиночестве, но еще и прикоснуться к предметам, хранителям тайн истории, скрытым от глаз человека, безмолвным, изрядно разрушенным, добраться к которым удается не всегда и не каждому.

Большой популярностью пользуются, затонувшие по разным причинам, корабли и торговые судна, начиная еще с античности, и заканчивая нашим временем.

О существовании такого затонувшего корабля я и хочу Вам рассказать.

Еще несколько лет тому назад, я услышал, что недалеко от всем известного мыса Тарханкут, лежит на дне судно под названием "Цесаревич Алексей". Ходила легенда о гибели корабля в 1914 году. Поверить в легенду, значит вселить в себя надежду о возможности когда-нибудь увидеть все это своими глазами. Проходили годы, но мне и моим друзьям-подводникам не удавалось встретить человека, который мог бы показать нам, даже приблизительно, место нахождения этого судна. Находились и такие, которые могли сказать, что знают человека, чей друг водолаз, а у того водолаза есть знакомый, который погружался на "Цесаревича", да и было это "до царя Гороха". Единственное, что утешало, так это отметка о присутствии затонувшего судна на Военной лоции Черного моря, времен Советского Союза, а еще рассказы местных рыбаков, для которых любой предмет под водой - преграда рыболовному тралу.

Таким образом у меня вырисовывалась картинка, подкрепленная легендами и обрисованная собственными фантазиями. Она так могла и остаться мечтой если бы не моя дружба с опытным в водолазном деле человеком, который уже достаточно давно профессионально занимается выполнением подводных работ. А в свободное от работы время, увлекается дайвингом. К выполнению задуманного все участники отнеслись весьма профессионально. Еще до отъезда к морю составили список необходимого для дайвинга снаряжения и оборудования, специальных средств подводной локации и средств навигации, необходимые вещи для проживания на берегу и обеспечения безопасности подводных спусков. Очень внимательно Сергей Иванович подошел к выбору людей. Затея сама по себе экстремальная и требует от участников определенного опыта. Ему это удалось, ведь он сам имеет большой опыт такой работы.

В команде было два профессионала-водолаза: Игорь (Черкассы) и Сергей (Черноморск), два любителя - Юрий и я (Днепропетровск).

Ночь по дороге в Крым пролетела в одно мгновение. И вот оно, побережье Черного моря, легендарный мыс Тарханкут. Определяем место разбивки лагеря. Главное для нас - место спуска "Брига" на воду. Во избежание порчи снаряжения от солнца и для укрытия людей в тени, Сергей Иванович специально приобрел старый десантный парашют, который мы и установили в первую очередь. Весь день мы посвятили обустройству "жилья", наслаждались купанием в теплой воде и отдыхом после бессонной ночи. А еще пытались собрать хоть какую-то информацию у местных жителей и рыбаков. Но уже вечером, когда Юра завел свой бензиновый генератор и лагерь наполнился электрическим светом, вся команда собралась за столиком и начала разработку плана действий на следующий день.

Ночь прошла, а раннее жаркое солнце не давало спать - палатка превратилась в сауну. В надежде, что проснулся первым, я поднялся и осмотрел лагерь - на берегу, одетый в снаряжение для подводной охоты, уже стоял Сергей Иванович. Еще больше я удивился, когда узнал, что он уже парочку часов поохотился, что видимость воды хорошая и что он нашел на дне потерянный водолазный трал, который может в дальнейшем пригодиться в водолазном хозяйстве.

Собравшись всей командой, мы сбросили в воду "Бриг", надежный мотор которого, взвизгнув, завелся с полуоборота. Поэтому мы, прокатившись вперед метров на триста, без особых усилий нашли и подняли находку Сергея Ивановича. После состряпали на скорую руку завтрак, плотно подкрепившись им, вышли первый раз в море. Там разбились на рабочие пары, ведь одному человеку сложно уследить за курсом лодки на большой скорости, за приборами локации и за спутниковым навигатором. Я был в паре с Сергеем Ивановичем.

Несколько часов в море пролетели, как одно мгновение, пора возвращаться на базу. Море способно преподносить сюрпризы, и к обеду шторм разгулялся не на шутку, что затруднило возвращение на большой скорости. Поэтому пришлось "Бригу", и нам вместе с ним, "поглаживать" почти каждую встречную волну.

Во второй половине дня море было по-прежнему недружелюбным. Поэтому мы решили не терять времени даром - отправились в местный рыбхоз, в надежде, что найдется хоть один подводник или капитан, который смог бы помочь в наших поисках. Рыбаки встречали нас дружелюбно, но слегка настороженно, не очень веря в то, что мы хотим снять подводный фильм про затонувший корабль. Старший из рыбаков сказал лишь: "Вот там в море, около 2-3 миль от берега, сети цепляются за что-то на дне. Вот военные картографы знают все, но куда нам до них!"

Из собранной информации у нас были приблизительные координаты, а с лоции Черного моря нам была известна глубина - 52-54 метра. Но этого было, конечно же, недостаточно. Вечером, сидя за картой, определили зоны поисковых работ на следующие дни. В поисках прошло еще несколько дней. И вот в один из них, на экране эхолота я заметил скачок вверх, явно вырисовывалась возвышенность на дне в несколько метров, до верхней точки которой было 48 метров глубины, до самого дна - 54 .

Развернули "Бриг", чтобы еще раз пройти над этим местом. Боясь его (это место) потерять, я несколько раз зафиксировал точку на приборе GPS. И каждый последующий раз скачок эхолота в этом месте - вверх. Моей радости не было предела. Чувство знакомое мне по поиску "UJ-102". В море я был не один, Сергей из Черноморска тоже не мог скрыть радости...

Как герои мы вернулись на базу в ожидании нового дня. К нашему большому сожалению время отдыха подходило к концу. В тот день спать легли рано. Перед глубокими спусками необходимо хорошо отдохнуть.

Утром мы решили, что первый из нас должен погрузиться в заданной точке, и, в случае обнаружения корабля, привязать буйреп к кораблю - установить буй. Выбор пал на самого спокойного и опытного специалиста по водолазным работам - Игоря. Глубина в 54 метра была для него не новой. На берегу остались ждать наши болельщики с приготовленной (на всякий случай) барокамерой.

30 минут пути позади, вот она точка на GPS!!! Снаряжение проверено еще на берегу, режим декомпрессии запомнили наизусть. Игорь готов к спуску и спокоен, как всегда. Еще минута и под шипение инфлятора, он скрылся в толще воды. Веревка скользит по моей ладони, вдруг один рывок, значит все хорошо. "ОК" - я отвечаю таким же рывком, в ответ сигнал - "выхожу на поверхность", я дублирую сигнал и поджидаю товарища. Все, что сказал Игорь, после появления на поверхности: "Корабль большой, веревку привязал, вода очень холодная." Все. Возвращаемся на базу, нам не терпится самим погрузиться на "живую легенду".

По возвращению на берег, незамедлительно стали готовиться к детальному осмотру корабля. Пару часов ушло на планирование погружения, расчет запаса воздуха и расчет декомпрессионных режимов для каждого из нас, в зависимости от выполняемого задания. Мне выпало осуществить видео съемку объекта. Погружаться нужно было последним, используя информацию о корабле, собранную товарищами.

Загрузив все снаряжение для дайвинга, запасные баллоны для прохождения декомпрессии, видеоаппаратуру, плотно разместившись в "Бриге", мы вышли в море. Волнение на море все усиливалось. Такие волны, без особого труда, могли сорвать и унести в море наш буй. Мы переживали по этому поводу. Следовать прямым курсом, значит подставить борт под набегающую волну, это добавит, в любом случае, лишнего времени пути. Тут мы заметили вдали, пляшущий среди волн, шар. Мы на месте.

Первая пара в воде и готова погрузиться. Юра, как всегда весел, и пытается подшутить над нами, надеясь этим скрыть свое волнение. В таких условиях, на таком удалении от брега, ему еще не приходилось ходить под воду. Сергей Иванович, как всегда, ко всему относится спокойно, с большой осторожностью, внимательно осматривает собранное нами снаряжение и видеокамеру, от которой (а в большей степени от защитного бокса) зависит успех видео сьемки и всей экспедиции в целом.

Проходит несколько минут после начала нашего погружения. Пузыри, появляющиеся на поверхности воды, все больше и больше рассеиваются. Это говорит о большой глубине, на которой сейчас находятся наши друзья. Минуты ожидания тянутся необычайно долго, ожидание наполняется волнением. Первым на поверхности появляется Юра. На вопрос "все ли в порядке?", ответа не последовало. Я завел лодку и одним рывком оказался около друга, находящегося в воде. Опасения мои были напрасными, он был под таким впечатлением от увиденного, что даже забыл ответить на мой знак. Немного позже поднялся на декомпрессионную остановку и Сергей Иванович.

Убедившись, что все в порядке, мой товарищ и я начали готовиться к спуску. Долго находиться в лодке, качающейся на волнах, да еще в теплых костюмах, нам было очень сложно. А самое главное, мы страшно хотели увидеть все своими глазами. Я взял видеобокс, еще раз проверил легочные автоматы, и пошел вниз, опередив Сергея, который на некоторое время замешкался в лодке. Я погружался с большой скоростью, стараясь контролировать дыхание и свое состояние, чтобы азотный наркоз не наступил для меня внезапно. Солнечный свет уже был не в состоянии пробивать водную толщу. Веревка проскакивает мимо меня все быстрее и быстрее. На компьютере мелькнула цифра 45, холодная вода начинает обжигать лицо. Появился, характерный для больших глубин, звон воздушных пузырей, оставляющих меня под водой в одиночестве. Оглянувшись назад, я не увидел моего страхующего, а так как под водой каждая минута дорога, я принял решение продолжить погружение самостоятельно. Внезапно, на глубине около 50 метров, справа от себя я заметил темное большое пятно, в глазах прояснилось - это огромный борт, лежащего на дне корабля!!! На секунду замираю - все, что увидел, впечатляет своей грандиозностью. Первое, что приходит в голову: "Титаник:". Передо мной лежал на правом борту, весь укутанный, как паутиной, рыбацкими сетями, старый корабль. Подобных ему, я не встречал даже на Красном море. Непередаваемые ощущения, абсолютно новые и незнакомые для меня. Провожу рукой по борту. Почти не обросший, с целыми иллюминаторами, борт отличается от обычных большим количеством огромных заклепок. Я никогда не видел кораблей, корпус которых был бы склепан из отдельных листов металла. Леера сохранили свой первозданный вид. Палуба выстелена деревянными досками, большая часть которых сохранилась. Используя свет видеокамеры, как фонарик, я проникаю внутрь рубки со стороны левого борта. Года не пощадили этот памятник истории. Двери, шкафы, столы, разрушенные, лежат на палубе, вход в трюм завален досками и огромными раковинами мертвых мидий. В иле копошатся, неизвестные мне, маленькие рыбки, растут какие-то, абсолютно бесцветные, растения. У меня еще есть время, поэтому я спокойно продолжаю свой путь. Проплываю над левым бортом в сторону кормы, заглядывая попутно в разные помещения. Почти все они завалены досками от разрушенной мебели. Оборванные сетями трубы, лежат на палубе. Нахожу небольшой пролом в машинное отделение. Проникнуть внутрь без ходовых катушек - безумие, я это прекрасно понимаю, несмотря на воздействие азота. Вот впереди большой трюм. Стравив немного воздуха из компенсатора, я вертикально погружаюсь в него. Очевидно, что содержимое трюма не разграблено, но осмотреться не могу, потому что большое количество донного ила не позволяет находиться там долго. Вот я снова над палубой, мое внимание привлекают шлюпки, с висящими вниз канатами, деревянные блочки на них все еще крутятся. Сквозь темноту я замечаю со стороны кормы еще одну надстройку. Времени у меня остается совсем мало. Запас воздуха рассчитан хорошо, за это я спокоен, а вот на декомпрессии придется "повисеть". Окинув взглядом сооружение вокруг, я поднимаюсь к верхней части. И, я не верю своим глазам! Передо мной, застыв на долгие годы, стоит большое колесо штурвала. Правая одна треть его сломана. Слева от него, совсем обросший, застывший в положении "Полный вперед!" - корабельный телеграф. У меня возникло огромное желание прикоснуться к штурвалу и постоять за вахтенного хотя бы несколько секунд. Но руки вцепились в камеру и онемели от холода. Мой прибор показывал температуру + 4 С (температура нашей реки Днепр в зимнее время). Да и сам начинаю ощущать легкий озноб по всему телу. Находясь в полном одиночестве, на глубине 54 метра, в течение 28 минут, понимаю, что это уже предел, поэтому возвращаюсь обратно к месту, где привязан, ведущий к солнцу буйреп.

Около него встретил моего страхующего напарника. Было очевидно, что он боролся с азотным наркозом. Показав ему, что мое погружение закончилось, я медленно начал подниматься до первой точки на декомпрессионную остановку. Длительная декомпрессия была наполнена впечатлениями от увиденного. Даже сейчас, я без труда вспоминаю это приключение, мысленно приближаю день возвращения на этот объект. Очень хочется раскрыть тайну, лежащего на дне, железного исполина. Все закончилось успешно. Возвращаясь на базу, мы обменивались впечатлениями, любовались сопровождающими нас дельфинами. Единственное, о чем мы сожалели, так это о том, что это был наш последний день экспедиции. Время пролетело в одно мгновенье, оставив воспоминания и надежды...

Захариков Сергей.


Оленевка, Таврическая 6

На базе есть велосипеды и аэрохоккей. Недалеко находится центр по дайвингу, где можно взять акваланги на прокат и заказать услуги инструктора. Ежегодно ведется обновление сооружений, высаживаются красивые цветы и тропические деревья.

А еще видео -